ССЫЛКИ
КОНТАКТЫ
 

 

 

 

Статья 55. Доказательства

Комментарий к статье 55

§ 1. Вопрос. Может ли быть подтверждено получение заработной платы в определенном размере в случае утраты первичных бухгалтерских документов о заработке граждан свидетельскими показаниями?
Ответ. В силу ст. 55 ГПК РФ обстоятельства, подлежащие доказыванию по делу, могут устанавливаться, в частности, с помощью показаний свидетелей.
Вместе с тем ст. 60 ГПК РФ предусматривает, что обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами.
Согласно ст. 1 Федерального закона от 17 декабря 2001 г. "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" установление трудовых пенсий осуществляется в соответствии с указанным Федеральным законом, который не содержит каких-либо ограничений в способах доказывания получения заработной платы в определенном размере.
Поэтому суд вправе принять во внимание любые средства доказывания, предусмотренные гражданским процессуальным законодательством, в том числе и показаний свидетелей, при разрешении вопроса о размере заработной платы гражданина, исходя из которого рассчитывается среднемесячный заработок, необходимый для определения страховой части пенсии при оценке пенсионных прав граждан.
Вместе с тем следует учитывать, что согласно ч. 1 ст. 57 ГПК РФ суд вправе предложить гражданину представить дополнительные доказательства, а также оказать содействие в их собирании.
В случае невозможности подтверждения указанного обстоятельства иными доказательствами, кроме свидетельских показаний, суд оценивает свидетельские показания, в том числе и на предмет их достоверности и достаточности (ст. 67 ГПК РФ) (Вопрос 6 Постановления Президиума ВС РФ от 4 мая 2005 г. "Обзор законодательства и судебной практики за первый квартал 2005 г.").

Комментарий к части 2.
§ 2. К., наниматель квартиры N 6, расположенной в г. Ногинске в доме 5 по ул. 28 июня, обратилась в суд с иском к Т., собственнику квартиры 9 в этом же доме, МУП "НПТО ЖКХ", МУП "УМЗ", осуществляющим техническое обслуживание дома, с иском о возмещении ущерба, причиненного заливом квартиры, в сумме 7953 руб., расходов по оплате услуг эксперта 2000 руб. и компенсации морального вреда 20000 руб.
В обоснование своих требований К. указала, что 13 октября 2001 г. одна из комнат ее квартиры была залита водой из квартиры N 9 Т., в результате пострадали стены и потолок.
Представитель Т. иск не признал, ссылаясь на то, что залив произошел в результате того, что пришла в негодность резиновая прокладка под хомутом на радиаторе, расположенном в квартире ответчика. Бывшим собственником квартиры был заключен договор на техническое обслуживание и ремонт квартиры с Центром социального развития концерна "Глуховотекс". Однако условия договора Центром не выполнялись, с момента установки на радиаторе хомута профилактический осмотр инженерного оборудования в квартире Т. не производился, 12 октября 2001 г. в доме производилось заполнение водой отопительной системы без объявления об этом.

Представитель МУП "НПТО ЖКХ" иск не признал, ссылаясь на то, что его предприятие зарегистрировано в ИМНС по г. Ногинску 6 декабря 2002 г., дом, в котором проживает истица, находится на балансе МУП "УМЗ".
Представитель МУП "УМЗ" иск не признал, считает, что ответственность за причиненный истице ущерб должна быть возложена на Т. как собственника квартиры N 9, так как договор на техническое обслуживание он с МУП "УМЗ" не заключал, концерн "Глуховотекс" 4 декабря 2003 г. ликвидирован по решению арбитражного суда, Т. обязан следить за состоянием санитарно-технического оборудования в его квартире.
Решением суда иск К. удовлетворен частично, с Т. в ее пользу взыскано в возмещение материального ущерба 7953 руб., расходы по проведению экспертизы 2000 руб., госпошлина 50 руб., а всего 10003 руб. В иске К. к МУП "УМЗ", МУП "НПТО ЖКХ" отказано, в иске к Т. о компенсации морального вреда отказано.
Не согласившись с постановленным решением, Т. обжалует его в кассационном порядке.
Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему выводу.

Согласно ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.
Суд при рассмотрении спора установил, что 13 октября 2001 г. квартира N 6, расположенная в доме 5 по ул. 28 июня г. Ногинска, нанимателем которой является К., была залита. Залив произошел из вышерасположенной квартиры N 9, собственником которой является Т.
Из объяснений Т. и его представителя в ходе судебного разбирательства суд установил, что несколько лет назад на трубе радиатора в квартире ответчика образовалась трещина, которая по заявке бывшего владельца квартиры, его матери, была заделана работниками жилищно-коммунальной службы резиновой прокладкой. Залив произошел из-за того, что резиновая прокладка под хомутом пришла в негодность, Т. ее заменил, и течь прекратилась.

Суд, исследовав и оценив представленные доказательства, пришел к выводу о том, что ответственность за причиненный К. ущерб должна быть возложена на Т.
При этом суд исходил из того, что Т. как собственник квартиры обязан следить за техническим состоянием инженерного оборудования, находящегося в квартире, однако с момента получения квартиры в собственность с 17 сентября 1999 г. он не обращался в жилищно-коммунальную организацию по вопросу проверки состояния радиатора и заключения договора на техническое обслуживание квартиры, кроме того, организация, с которой имелся соответствующий договор у бывшего владельца квартиры, была ликвидирована.
Данный вывод суда согласуется с положениями ст. ст. 129, 149.1 ЖК РСФСР, в связи с чем судебная коллегия находит правильным решение в части отказа К. в иске к МУП "УМЗ" и МУП "НПТО ЖКХ".
Решение суда в части отказа К. в иске о компенсации морального вреда судебная коллегия также находит обоснованным, поскольку при заявленных требованиях материального характера законом не предусмотрена компенсация морального вреда.
Вместе с тем решение суда в части взыскания с Т. в пользу К. 10003 руб. подлежит отмене по следующим обстоятельствам.
Удовлетворяя требования истицы в этой части, суд исходил из того, что согласно заключению эксперта Н.А. Шубиной стоимость ремонта на день принятия решения с учетом изменения индекса на удорожание материала и с учетом времени производства последнего ремонта составляет 7953 руб.
Как следует из материалов дела (л.д. 126), Определением суда от 2 октября 2004 г. для определения стоимости восстановительного ремонта квартиры истицы действительно была назначена экспертиза, производство которой поручено эксперту Н.А. Шубиной.
Однако данная экспертиза не была проведена. В основу решения положена смета на ремонт квартиры, которая, со слов эксперта Н.А. Шубиной, составлена сметчиком Е.В. Коноваловым, имеющим соответствующую лицензию.
Между тем указанная смета в соответствии с ч. 2 ст. 55 ГПК РФ является недопустимым доказательством в данном случае, поскольку проведение экспертизы Е.В. Коновалову не поручалось, об уголовной ответственности по ст. 307 УК он не предупреждался.
Также в материалах дела отсутствуют доказательства об оплате услуг эксперта в 2000 руб.
Таким образом, установленные судом обстоятельства в части размера причиненного истице ущерба не доказаны (подп. 2 п. 1 ст. 362 ГПК РФ), в связи с чем решение суда в этой части подлежит отмене с направлением дела на новое рассмотрение, поскольку допущенные нарушения не могут быть устранены судом кассационной инстанции. При новом рассмотрении дела суду необходимо учесть изложенное, определить размер причиненного ущерба, предложить сторонам представить соответствующие доказательства и в зависимости от установленного принять законное и обоснованное решение (Определение Московского областного суда от 4 мая 2005 г. по делу N 33-4103).

 

загрузка...

 

 

© gr-pravo-rf.ru 2009 - 2012